?

Log in

No account? Create an account

Еще раз о колорадах

Прозвище «колорады» получили пророссийские вооруженные боевики, воюющие против Украины на Донбассе. Их можно называть мятежниками, повстанцам, террористами. В зависимости от того, кто как к ним относится. С точки зрения российского УК, они – участники незаконных вооруженных формирований, то есть террористы. Другое дело что лично я российский УК не признаю и, в отличие от большинства моих «товарищей по цеху», признаю колорадов комбатантами и воюющей стороной. Но для меня они однозначно вражеская сторона.

Мне не нужен мир, за который воюют колорады. Мир, в котором путинская архаическая империя может безнаказанно творить любой международный разбой. Аннексировать Крым, объявлять своими международные воды. Они воюют за то, чтобы разрушить мой мир. Мир, основанный на западной интеграционном проекте. На приоритете права. То есть, они хотят сжечь мой дом. И потому я не перестану повторять слова Константина Симонова из его известного стихотворения: пусть их дом горит, а не наш, пусть в их семьи придет горе, а не в наши.

Я хочу, чтобы они потерпели поражение, а не мы. С военным противником либо договариваются о мире, либо стремятся нанести ему поражение. Да, я бы предпочел компромиссное мирное урегулирование на Донбассе. С созданием временной международной администрацией, опирающейся на международные военные и полицейские силы. Лет на десять. С амнистией колорадам, не совершившим военных преступлений и преступлений против человечности. С сохранением за ними права на мирную легальную агитацию. Но с обязательным расформированием всех военных и административных структур так называемых «ДНР-ЛНР».

Вот только жизненный опыт подсказывает мне, что попытки найти компромисс с этими людьми бесперспективны. Как-то мне попался дээнэровский плакат: «Мы не примем голубые каски. Мы примем голубые береты». Ну что можно тут сказать? Не хотите – как хотите. Значит, будем воевать. Я абсолютно убежден, что надежно защитить мой мир можно, лишь принудив РФ уйти из Крыма и с Донбасса. И я не надеюсь на то, что это принуждение останется только дипломатическим и экономическим. Оно так или иначе будет включать в себя использование военной силы.

Я абсолютно убежден, что обезопасить мой мир можно, лишь нанеся военное поражение путинской РФ. Включая нанесение военного поражения колорадам на Донбассе. И я желаю им поражения. Поражение наносится противнику в том числе и нанесением ему безвозвратных потерь в живой силе. И я желаю безвозвратных потерь в живой силе колорадам и войскам РФ.

Я абсолютно убежден, что чем раньше страны Запада в ответ на путинский разбой начнут стрелять на поражение по его войскам, хоть регулярным, хоть «гибридным», тем больше шанс на то, что кремлевский гитлереныш не решится применить ядерное оружие. Поэтому я не перестану призывать страны Запада: начните уже стрелять на поражение. А потому – убей колорада. Убей его пулей на поле боя. А за пределами поля боя – убей его словом. Да, словом тоже можно убить. Да, поражение противнику наносится в том числе и средствами психологической войны. Войны в тылу противника.
На несколько дней администрация фейсбука перекрыла мне доступ к моей странице. Другим она оставалась видна, а я не мог ни написать что-либо, ни прочесть, ни даже зайти в личку. Поводом для блокировки послужил не мой перефраз известного военного стихотворения Константина Симонова, удаленный ранее администрацией. Я прекрасно отдаю себе отчет, что этот мой текст как минимум спорен (на эту тему напишу отдельно). Поводом послужил плакат к 1 сентября, исполненный человеколюбия.

Сейчас я могу смотреть свою страницу, но размещать на ней что-то по-прежнему не могу, хотя объявленный мне срок блокировки истек. По-видимому, началась новая блокировка. Понятно, что «товарищи колорады» (в кавычках, потому что «настоящие колорады» - это те, которые воюют с оружием в руках) начали скоординированную кампанию подачи жалоб на мои посты в фейсбуке. И вряд ли они на этом успокоятся. Найти таких поводов для жалоб на моей странице можно сколько угодно. Поэтому на перспективы ее сохранения я смотрю пессимистично и предпринимать чего-то поэтому не буду. Пусть товарищи колорады делают то, что они считают нужным, администрация фейсбука делает то, что она считает нужным, а я буду писать то, что я считаю нужным. Удалят страницу – буду искать другие возможности для пропаганды.

Кроме жалоб в администрацию фейсбука товарищи колорады направили на меня большое количество заявлений в различные органы путинской охранки. Пока по двум статьям УК – по 280-й и 282-й. Сам одиозный депутат Федоров (создатель НОД) за дело взялся. Подтверждаю готовность передать желающим писать на меня заявления в прокуратуру и ФСБ материалы для написания новых заявлений. По новым статьям УК. Там и оправдание терроризма, и пропаганда сепаратизма, и оскорбление религиозных чувств можно прицепить.

Кроме жалоб и заявлений от товарищей колорадов мне поступило большое количество угроз физической расправы. Что заставило меня влезть в непредвиденные финансовые расходы. При поездке в Вильнюс на Форум свободной России я отказался от частной машины моих друзей и поехал на автобусе за свой счет. Не хочу рисковать кем-либо, кроме себя. Не мог я исключить полностью, что какой-нибудь урод не захочет чисто попугать и не толкнет слегка на трассе. И не рассчитает. Погода плохая, дороги скользкие.

Выбор для каждого

Александр Скобов. Каспаров.Ру, 04.12.2018
http://www.site101.mir915bcf08b.comcb.info/material.php?id=5C06C48815640&fbclid=IwAR1pNgf9XeVOkJU5tDHYKQD3Sy7Hom3RPa2FRbsQ5lqjR_XVZqR7Rcjrdsg
Кто уйдет из истории

Я уже четыре года пишу о том, что разбойничий захват Крыма "Российской Федерацией" запустил механизм сползания мира к большой войне. Причем независимо от того, удастся ли Кремлю принудить Запад молчаливо смириться с аннексией. Если удастся, это будет означать, что потерпела неудачу очередная попытка построения мира, в котором международный разбой становится невозможным. Потому что в случае любой попытки разбоя международное сообщество сплачивается и сообща ее блокирует. Это и называется "коллективной безопасностью".

Успех Кремля будет означать, что нынешние, далеко не совершенные, международные институты коллективной безопасности потерпели окончательный крах и более не функционируют. Что все международные игроки в отстаивании своих интересов, хоть действительных, хоть мнимых, будут полагаться исключительно на силу, а не на право. Что разбой вновь станет обычной формой борьбы за свои интересы. По этим подзабытым старым правилам начнут жить все.

Такой мир долго не просуществует без большой войны. Тем более при нынешнем уровне глобализации. Это хорошо понимают на Западе. И подобной перспективе будут сопротивляться как идеалисты, мечтающие о ненасильственном мире для всех, так и прагматики, озабоченные в первую очередь собственной безопасностью.

Сейчас уже очевидно, что расчет Кремля на "прибалтизацию" проблемы аннексии Крыма не оправдался. Санкции не ослабевают, а только усиливаются медленно, но последовательно. О непризнании аннексии Крыма России постоянно напоминают. Положение изгоя, в которое все больше и больше проваливается Россия, становится для нее все более невыносимым. Не столько экономически, сколько психологически. Оно унизительно.

Кремлю остается только унижать других. Пытаться принудить Украину и остальной мир, по словам Владимира Пастухова, "привыкнуть к новым реалиям" шантажом и новыми актами международного разбоя. Кремль этими актами унижает не только Украину, показывая ей бесполезность сопротивления. Он унижает Запад, показывая ему его, Запада, неспособность остановить распоясавшегося бандита, несмотря на все хваленые "международные институты", выстроенные по западному проекту.

Возникает патовая ситуация. Ни Кремль не может принудить Запад согласиться на его "новые старые правила без правил", ни Запад своей политикой "пипеточных санкций" не может принудить Кремль прекратить международный разбой. Но эта патовая ситуация имеет явную тенденцию к эскалации. Невооруженным глазом видно, насколько обострилась конфронтация между РФ и Западом за последние четыре года. Независимо от того, какие политические силы оказываются во власти в странах Запада.

Кремль откровенно проводит политику балансирования на грани войны. Все знают, что, если балансировать без конца, можно в конце концов поскользнуться. Никто не может сказать, какой твой шаг будет воспринят другой стороной как переход всех возможных "красных линий".

На что же рассчитывают в Кремле?

В Кремле уверены, что никакой настоящей войны страны Запада не допустят, что бы путинская РФ ни вытворяла — считает Глеб Павловский. Подобное объяснение выглядит вполне логичным, если исходить из того, что вожделения Кремля ограничиваются восстановлением контроля над Украиной и легитимизацией аннексии Крыма. А вот Андрей Пионтковский считает, что цели Кремля гораздо более глобальны. Это возвращение всей советской "сферы контроля" и "уход Запада из мировой истории". Ни много ни мало. И произойдет этот уход, если будет продемонстрирована неспособность НАТО защитить какого-либо члена альянса от прямого вооруженного насилия и недееспособность США как лидера "свободного мира".

Эти цели могут быть достигнуты только с помощью войны, и в Кремле, по мнению Андрея Пионтковского, на нее готовы. Там уверены, что победят в этой войне, несмотря на колоссальное экономическое и военное превосходство Запада. Победят угрозой применения ядерного оружия или очень ограниченным его применением. В Кремле уверены, что после даже единичного применения ядерного оружия "безвольный Запад", слишком трепетно относящийся к человеческим жизням, капитулирует и согласится на любые условия.

Не слишком ли алармистская точка зрения? Но вы послушайте, что говорят кремлевские пропагандисты, почитайте, что пишут всевозможные "русские имперцы". Такую огнедышащую ненависть к западной цивилизации как таковой невозможно сымитировать ни за какие деньги. Так же как и настоящую любовь. Чувства именно этих людей определяют сегодня кремлевскую повестку.

"Русский мир" ненавидит западную цивилизацию за то, что она провозгласила верховенство права над правом силы. За то, что именно она дала миру те ограничения международного и внутригосударственного насилия, которые хоть как-то действуют сегодня. Русский имперец чувствует себя глубоко униженным, если он не может насиловать и расчленять соседей. Ему не нужен мир, в котором кто-то ограничивает его право насиловать и расчленять соседей. И "уход Запада из мировой истории" для него отнюдь не средство добиться возвращения "советского империума". Это и есть его цель. Самостоятельная и главная.

В этом противостоянии двух миров не будет компромисса.

Либо один уйдет из мировой истории, либо другой.

И каждому из нас придется выбирать свою сторону в этой мировой битве.

Диво рецидивное

Александр Скобов, Грани.Ру, 04.12.2018
https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/skobov/m.274089.html?fbclid=IwAR32ZVcCLHUq7nHDShkavWIHbeyc4Oppc0vFt3vRbCqAfDCiX-rvMEek1rI

Можете ли вы себе представить, чтобы Путин начал большую войну из-за вопроса о том, как правильно креститься? Вы скажете: что за бред? XXI век и все такое. А чтобы Путин начал большую войну с целью сорвать официальное предоставление автокефалии украинской православной церкви Константинопольским патриархатом? Не бред? А ведь может.

В романе Тургенева "Рудин" есть один второстепенный персонаж - мелкий провинциальный помещик Африкан Семенович Пигасов. Озлобленный, закомплексованный циник, постоянно стремящийся кого-нибудь унизить. В общем, типичный "ватник". Издеваясь и коверкая слова, он с жаром доказывает, что нет никакого "малороссийского" языка. Все это блажь.
Прошло 150 лет, а символом веры современных имперски озабоченных "ватников" так и остался тезис о том, что нет никакой Украины и украинского народа. Преобладание в Украине по количеству прихожан церковной организации, формально подчиняющейся РПЦ МП, признание ее "канонической" для Украины несколькими не самыми значимыми в современном мире церквами поддерживает у русских имперцев иллюзию, что это все "наша паства".

Это очень важно для имперского сознания, сколь бы ни были смешны в XXI веке разборки из-за "канонических территорий". Если РФ не помешает созданию и официальному признанию другими православными новой украинской православной церкви, не подчиненной РПЦ, то это значит, что "России не существует вообще", как написал "патриотический" писатель-фантаст Лев Вершинин.
Подобная экзальтированная публика - твердое ядро того рыхлого и разнородного "путинского большинства", которое было склеено имперским реваншизмом. Ядро, поддерживающее в путинском конгломерате огонь страсти. Деморализация этого ядра приведет к тому, что быстро расползется и все остальное. Тем более в условиях обострения социальных проблем.

Путин будет использовать любые возможности, чтобы не допустить того, что будет воспринято внутри страны как "геополитическое поражение". Поэтому вопрос об украинской автокефалии вполне может быть одной из причин, побудившей его спровоцировать "керченский кризис". Не единственной.

Другая лежащая на поверхности причина - крайняя географическая уязвимость аннексированного Крыма. Путин не может быть уверен в прочности своего приобретения, пока не установит контроль не только над сухопутным коридором в Крым по побережью Азовского моря, но и над землями, прилегающими к каналу, снабжающему Крым водой из Днепра. На всем протяжении этого канала.

Это не значит, что Путин уже принял решение начать широкомасштабную войну с Украиной. Однако аннексия Крыма будет оставаться постоянным источником напряжения, порождающим все новые конфликтные ситуации. А в любой конфликтной ситуации, даже не спровоцированной Кремлем намеренно, у него будет сильный соблазн решить дело кардинально.

Кремль постоянно самоутверждается, унижая Украину. Демонстрируя ей, что считает ее недогосударством, существующим исключительно по его милости. И только в тех рамках, в которых Кремль ей существовать дозволяет. Об этом не только пишут прямым текстом откровенно фашистские издания. Об этом же говорит Мария Захарова, когда она блещет своим базарным остроумием, рассказывая, что дипломатическое представительство РФ в украинской столице легко может превратиться в представительство российского МИД в российском регионе.

Империя, как акула, не может не быть в движении. Иначе акула утонет. Империя тоже. Раз встав на путь международного разбоя, Путин уже не может остановиться. С момента разбойничьего захвата Крыма смыслом существования для Кремля стала постоянная демонстрация способности наплевать на все собственные обязательства, нормы международного права, на международные организации и международное общественное мнение. Демонстрация неподчинения выработанным человечеством ограничениям на международное насилие.

Нам никто не указ. Это, собственно, и есть ритуал "вставания с колен". Или "сбрасывания версальских оков", как у Гитлера. В ответ на каждую очередную порцию санкций за очередное международное преступление Кремль стремится совершить новое вызывающее международное преступление. Вы нас вашими санкциями не остановите.

Цель путинского Кремля - принуждение окружающего мира к согласию закрывать глаза на его международные преступления. В Кремле это называют "считаться с нашими интересами". Пока сила права в международных отношениях не будет полностью вытеснена правом силы, овладение Крымом непрочно.

Поэтому никакого ангельского терпения германского канцлера не хватит на то, чтобы лаской и таской убедить Путина прекратить международный разбой и вернуться к соблюдению международного права. К этому Путина можно только принудить силой. Если в организме заводится разрушающая его инфекция, то организм либо гибнет, либо мобилизует ресурсы сопротивления и подавляет инфекцию. Путинщина - это инфекция, разрушающая организм мирового сообщества. Чтобы не погибнуть, организм должен подавить источник инфекции. Окружающий мир должен принудить РФ уйти из Крыма.
Господин генерал! Вы только что потребовали сатисфакции у Алексея Навального за его обвинения в адрес возглавляемой вами структуры. Вы вызвали его на поединок, предполагающий отстаивание своей правоты средствами физического воздействия, апеллируя к старым дуэльным традициям.

Такая форма выяснения отношений имеет право на существование. Все зависит от уровня взаимных претензий. В отличие от Алексея Навального, мои претензии к Вам далеки от украденной или не украденной жратвы. Мои претензии к Вам заключаются в том, что Вы служите государству-монстру, государству-Молоху. Служите жандармом, охраняя его от собственных граждан.

Государство, которому Вы, генерал, служите, всегда убивало людей. Временами тысячами. Временами – миллионами. Но даже объявив «демократию», оно не удержалось от убийств больше двух лет. Слегка размявшись в Москве осенью 93-го, оно еще через год вновь стало убивать десятками тысяч. Оно развязало грязную колониальную войну против Чеченской республики Ичкерия. Оно бомбит Сирию, спасая мерзавца, который ради сохранения личной власти столкнул свою страну в гражданскую войну, унесшую сотни тысяч жизней. Наказывая Украину за непослушание, оно подло украло у нее Крым и разожгло еще одну войну на Донбассе. И это «ваши» сбили над Украиной пассажирский самолет, независимо от того, состояли ли они в тот момент формально у него на службе.

Ваше государство во главе с Вашим хозяином убило бесланских детей. Убило уже тем, что отказалось от переговоров с участием законного президента Чеченской республики Ичкерия Аслана Масхадова. Не может быть ни чести, ни совести у человека, который продолжил службу этому режиму после Беслана. От Вас, как и от любого представителя правящей путинской клики, смердит горелым мясом. Вы – подлец по самому факту Вашей службы Путину. И мне безразлично, насколько эта Ваша служба лично бескорыстна. Если бескорыстна – тем хуже для Вас. Значит Вы – обыкновенный фашист.

И если Вы вознамеритесь потребовать сатисфакции у меня, опираясь на старые дуэльные традиции, не забудьте, что, согласно дуэльному кодексу, выбор оружия и формы дуэли – за тем, кого вызывают. Поэтому, если надумаете, озаботьтесь наличием двух стволов. Вы можете это сделать, не нарушая закон. А дальше – с шести шагов по жребию. Чтобы уравнять шансы при любой разнице в боевой физической подготовке. С шести шагов даже я со своим оставшимся (и уже изрядно подсевшим) глазом не промажу.

Я не кадет Родичев, который стал извиняться перед премьером-жандармом за «столыпинские галстуки». Я эсер. Не будучи политическим лидером, я могу позволить себе ставить на кон собственную жизнь. Так что можете не сомневаться: если первый выстрел выпадет мне, я буду стрелять не в воздух. Я буду стрелять в Вас, генерал.

В Вашем лице я буду стрелять в каждого советского и российского интервента, давившего Венгерскую революцию, Пражскую весну или законное стремление чеченского народа к государственной независимости. В Вашем лице я буду стрелять в уже мертвого полковника Буданова и еще живого генерала Шаманова – захватчиков, карателей и палачей.

В Вашем лице я буду стрелять в каждого российского тюремщика, издевавшегося над заключенными. В каждого омоновца, избивавшего демонстрантов. В каждого мента, подло фальсифицировавшего рапорты и протоколы на моих схваченных на митингах товарищей.

Я буду стрелять в Вас за всех раздавленных танковыми гусеницами Вашего государства-вампира. За погибших под бомбами Вашего государства мирных жителей Грозного. За убитых питерскими омоновцами мирных жителей Новых Алдов. И за бойцов чеченского Сопротивления, сложивших головы в борьбе с российскими колонизаторами. За тех, кого пытали в Чернокозово. За бесланских детей. И за детей Алеппо. Театра не будет. Я обязательно выстрелю, генерал, если буду стрелять первым.

Данная форма отстаивания своей правоты средствами физического воздействия представляется мне более соответствующей старым дуэльным традициям, чем предложенная Вами Алексею Навальному. И более серьезной. А Вам, генерал?

Александр Скобов, 12 сентября 2018 года

До или после смерти
Будет "Список Сенцова",
Над Лабытнанги вертит
Ветер тучи свинцово,
Ветер мешает в кучу
Строчки имён и званий
Худших из вас и лучших:
Служащих госкомпаний,
Боссов и нищебродов,
Шлюх и интеллигентов
Гениев и уродов,
Сварщиков и доцентов,
Тех, кто забил хорватам,
Тех, что за них болели,
Тех, кто ел виновато,
Жир размещая в теле,
Тех, кто ходил на свадьбы
В качестве генерала,
Тех, кто хотел пожрать бы,
Только вот денег мало.
Ветер смешает ранги
Круто, как водку с виски,
Ветер над Лабытнанги
Всех добавляет в списки.

"Список Сенцова" – это
Перепись населения,
Перепись отупления,
Перепись озверения,
Отморозь потепления,
Сумрак без просветления,
Самоопределение,
Гнусных амёб деление,
Страшное нагноение,
Жизни уничтожение.

"Список Сенцова" – это
На параде ракеты,
Залов Кремля паркеты,
Добрых попов брегеты,
Смерти апологеты,
Утренние газеты,
«Мы впереди планеты»,
В зале ООНа вето,
Мёртвые дети где-то,
Дачные туалеты,
Сталинские портреты.
Все мы, включая близких,
В этих сенцовских списках.

Знает всех поимённо
Лучше болгарской Ванги
В будущее влюблённый
Ветер над Лабытнанги,
Он к вам жару вернётся,
Чтоб обморозить лица,
Ну а пока он бьётся
Грудью в окно больницы.
Ветер с надеждой бьётся,
Форточка еле держит:
Может быть, улыбнётся?
Может быть, есть надежда?
Может быть, поумнеют?
Может, совесть имеют?
Или, вообще, допустим,
Всех – возьмут и отпустят?

Ты, как и ветер, знаешь ответ:
Нет! Нет! Нет! Нет!
Да ты же видел их лица?
Там на убийце убийца!

Над Лабытнанги
Закат марганцов,
100 дней голодает
Олег Сенцов.

Не будет многие лета
За это стране прощения,
А "Список Сенцова" – это
Перепись населения...

Аркадий Бабченко поделился своим «предчувствием мировой войны». Он подробно сравнивает сегодняшнюю международную обстановку с событиями, предшествовавшими Второй мировой войне. И находит массу аналогий между действиями Путина и действиями Гитлера. Об этих аналогиях писали уже многократно самые разные люди. Я хочу подробнее остановиться лишь на одном из затронутых Аркадием Бабченко аспектов.

Фундамент системы международных отношений, установившейся после Второй мировой и до сих пор удерживавшей человечество от скатывания в новую большую войну – категорический запрет на аннексии. Формальный и неформальный. В международно-правовых актах записано много чего, что нарушали практически все, но на это смотрели сквозь пальцы. А вот запрет на аннексии не просто был торжественно записан, но и реально соблюдался.

Именно переход держав фашистского блока к прямым аннексиям обрушил Версальско-Вашингтонскую систему международных отношений, разрушил все то, что удерживало от войны. Сейчас мало кто помнит, что в Первую мировую войну Европу столкнула тоже аннексия. Аннексия Боснии и Герцеговины Австро-Венгерской империей в 1908 году.

История учит, что если творцы действующей системы международных отношений утрачивают волю ее защищать, давать отпор попыткам нарушить ее принципы, эта система необратимо разрушается. Не трансформируется во что-то новое, а именно разрушается, и в международных отношениях воцаряется хаос. Воцаряется «закон джунглей», когда каждый сам за себя, когда каждый рассчитывает не на правовые нормы и коллективные международные институты, а только на собственную силу или на более сильных покровителей. И новая система международных отношений выстраивается лишь по итогам новой большой войны. Выстраивается победителями.

Те, кто по детски радуется тому, «как ловко мы отжали Крым», не понимают, с какими тектоническими процессами они играют и какая «обратка» может прилететь от истории. Путинская разбойничья аннексия Крыма для системы международных отношений – пробоина ниже ватерлинии. Путин фактически перебил ей хребет, взломав действовавший с 1945 года запрет. Если мировое сообщество не найдет в себе сил принудить РФ вернуть аннексированный Крым Украине, скатывание мира к новой большой войне неизбежно. Она не обязательно будет начата Россией. Просто какая-нибудь богом и людьми забытая Фингалия подерется с какой-нибудь не менее забытой Сьера-Химерой. И понесется. Поэтому нет задачи более важной, чем возвращение Крыма Украине.

Александр Скобов, Каспаров.Ру, 23 августа 2018 г.
http://www.kasparov.ru/material.php?id=5B7EDCBBBB850
Один раз я уже назвал генерал-майора Москалькову грязной свиньей. За ее подлое кривляние по поводу Сенцова. Но сейчас вынужден повторить это свое публичное оскорбление должностного лица при исполнении им его служебных обязанностей. За то же самое. Потому что ее последние высказывания о якобы российском гражданстве Сенцова – это опять ложь, мухлеж и подлость. Скотство и свинство.

Сколько бы ни выкручивалась и ни изощрялась в юридической казуистике кремлевская уголовная шпана, ни одного нормального человека невозможно убедить в том, что одно государство может назначить свое гражданство гражданину другого государства вопреки его воле. Что это может быть законно. Поэтому любой закон, допускающий такое, юридически ничтожен.

Самоочевидным фактом является то, что для получения гражданства другого государства необходимо согласие получающего его лица, если это лицо совершеннолетнее и дееспособное. Что это согласие должно быть выражено хотя бы в такой минимальной форме, как взятие в руки нового паспорта и роспись за него в ведомости. И если данное лицо отказывается взять новый паспорт и расписаться за него, это более чем достаточная форма выражения несогласия принять новое гражданство. Любой закон, утверждающий обратное, юридически ничтожен, а ссылки на него – жульничество и подлость.

Если бы вопрос об обмене Сенцова упирался в эту ничтожную формальность, власти давным-давно могли провести прямо в лагере процедуру подтверждения его отказа принять российское гражданство. Со свидетелями, понятыми, нотариусами, адвокатами и чертом в ступе. За пять минут. Уже сто раз. Если бы власти этого хотели. А раз они этого не делают – значит просто не хотят. И все ссылки на якобы непреодолимые формальности – мухлеж, подлость и издевательство.

Когда над нами подобным образом глумится кремлевская уголовная шпана, с ней все понятно. Но когда люди, сами властью не обладающие, начинают глубокомысленно рассуждать, что, дескать, да, тут есть непреодолимые формальные препятствия и надо искать другую «правовую форму» (прошение о помиловании от самого Сенцова, какую ж еще?) – эти люди выступают прямыми пособниками кремлевской уголовной шпаны.
Слухи о том, что с переходом к постиндустриальной социальной структуре и экономике (экономике знаний, экономике человеческого фактора и это всё) окончательно исчезают эксплуатация человека человеком и борьба классов, изначально были сильно преувеличены. Пока сохраняется разделение на тех, кто производит своим трудом прибавочный продукт, и тех, кто принимает решения о его использовании, социальные низы будут уступать часть продуктов своего труда «элите» на развитие. На развитие в кавычках и без кавычек. Но в любом случае борьба по поводу определения доли уступаемого продукта и форм, в которых эта уступка будет осуществляться, неизбежна. Как и по поводу влияния на принятие решений об использовании уступленной доли.

Сегодня праволиберальные экономические доктрины фактически свелись к обоснованию необходимости увеличения этой уступаемой доли ради ускорения развития. Это и называется «непопулярные меры ради модернизации». Поскольку модернизироваться можно бесконечно, непопулярные меры тоже оказываются востребованы постоянно. Правда, как любит повторять Андрей Андреевич Пионтковский, эти «непопулярные меры» всегда бывают исключительно популярны среди «лучших людей города». Или «сливок нации».

С этой точки зрения теоретический тезис товарища Сталина об обострении классовой борьбы по мере продвижения к «социализму» (как он понимал «социализм») был абсолютно верным. Классовая борьба обострялась, поскольку правящая номенклатура стремилась запредельно взвинтить степень эксплуатации трудящихся масс, решая таким образом задачу форсированного создания современной военной машины. И выражалось это обострение классовой борьбы в усилении репрессивной составляющей политики правящей номенклатуры.

Вот только при рыночной экономике тут возникает одна неприятность. Непомерное увеличение доли накопления в национальной экономики создает проблемы с объемом внутреннего рынка, с платежноспособным спросом, порождает переизбыток капитала и перепроизводство экономических благ. Что остается первопричиной всех «рецессий», несмотря на все усилия либеральных экономистов доказать обратное.

Все сливки всех наций всегда надеялись успешно решить эти проблемы за счет экспорта избытков как экономических благ (товаров и услуг), так и капиталов. Но чтобы сбрасывать эти избытки на выгодных для себя условиях, надо иметь свою сферу имперского влияния. Или контроля. Или диктата. Надо иметь менее развитую периферию. Вот тут и начинаешь лучше понимать всю глубину мыслей даже не однофамильца Чубайса о «либеральной империи».

Можно, правда, сбрасывать избытки и на невыгодных условиях. Лишь бы сбросить. Но для этого надо вписаться в качестве периферии в какую-нибудь более развитую империю. А ведь еще надо, чтобы согласились взять. За такое «место под солнцем» сейчас тоже конкуренция. Тут уж каждый за себя.

И тут становится понятнее, почему многие правые либералы более чем спокойно относятся к усилиям Трампа по разрушению коллективных международных институтов (Путин им в этой роли не нравился!). А ведь все эти институты и придуманы для того, чтобы ограничить действие принципа «каждый за себя», чтобы увести мир как можно дальше от «закона джунглей».

Современные международные институты – это не только всевозможные системы коллективной безопасности, призванные сдерживать потенциального агрессора. Это еще и международные финансовые институты и учреждения. Мне приходилось сталкиваться с тем, что правые либералы совершенно без восторга относятся к идее расширения контрольных функций таких институтов и учреждений. К идее большей международной финансовой прозрачности. Это, мол, сделает бизнес совершенно беззащитным перед коррумпированными авторитарными режимами. Негде будет прятаться от их опричников.

Ладно, пора поговорить об опричниках. Как то я обсуждал с одним сторонником либертарианских идей (имени называть не буду) Джину Хаспел. Ну, начальник все-таки. Я с самого начала выражал крайнее неудовольствие ее назначением. Из-за той истории с пытками в тайных таиландских тюрьмах. И услышал в ответ: «Но ведь она не будет использовать пытки для того, чтобы отжать в свою личную пользу чей-то бизнес!» Ну да. Все верно. Собственно, только этим Путин и хуже Трампа.

Я всегда считал главным критерием прогресса повышение ограничительной планки на допускаемое обществом насилие. И в конечном итоге, сегодня главный водораздел между левыми и правыми проходит именно по этому вопросу, а не по какому-то другому. Правые готовы понижать планку выработанных цивилизацией ограничений на насилие. Возврат к миру «закона джунглей» для них предпочтительнее развития леволиберального глобального проекта. Ну да, обострение классовой борьбы чревато повышением уровня насилия.

P.S. Против утверждения Джины Хаспел из республиканцев в Сенате выступил, кажется, один Маккейн. Несмотря на свою репутацию жесткого правого консерватора. Брутального ястреба. Одно могу сказать: какой матерый человечище!
На сайте Каспаров.Ру статья опубликована под заголовком «Формы диалога с Путиным»
http://www.kasparov.ru/material.php?id=5B73D109CC758

Матери Сенцова отказали в ее ходатайстве о помиловании сына. Опять старая путинская бодяга – пусть сам напишет. Что это означает и что из этого следует?

Владимир Путин вновь подтвердил то, что давно известно любому, способному видеть: Владимир Путин – подлец и мерзавец. По своей природе он – уголовная шпана, которая не может не глумиться над любым, кто оказался от нее в зависимости, кто оказался в ее власти. Глум, изощренное издевательство, унижение является для Владимира Путина универсальным способом выстраивания отношений с оппонентами. И еще ложь. Открытая, не скрывающаяся, вызывающе наглая и демонстративная. Это ведь тоже форма издевательства.

Самые разные наблюдатели давно отмечают, что международные отношения Владимир Путин понимает исключительно как «игру с нулевой суммой». Все, что идет на пользу «партнеру», идет во вред мне. Все что идет во вред «партнеру», идет мне на пользу. Но этот принцип Владимир Путин распространяет не только на межгосударственные отношения. Этот принцип для него универсален.

Потому-то для него так важно принудить своих оппонентов к самоунижению. Заставить их просить, умолять, ползать перед ним на брюхе. Продержать месяц в ожидании и надежде на то, что, может быть, он удовлетворится оказанными ему знаками почтения и отпустит. Чтобы затем смачно отказать. И с ухмылкой лгать, что вот не может он помиловать Сенцова без его личной просьбы. Так тюремщики и уголовники заставляют свою жертву перестать уважать себя. Сламывают ее волю. Вдалбливают «синдром выученной покорности».

Не для того, чтобы сейчас уступить, Владимир Путин 18 лет старательно выстраивал политическую систему, основанную именно на таких отношениях власти и общества. В этой системе никто не может ничего от власти требовать. В этой системе власть ни с кем не вступает в диалог. В этой системе общество должно быть полностью покорно воле власти, потому что власть является единственным источником политической воли. И никогда никому не уступает. Потому-то в этой политической системе и нет места таким понятиям как «добрая воля», «компромисс» и «гуманность». Для своего правильного функционирования эта система должна постоянно демонстрировать изуверскую жестокость. Просто ради того, чтобы «являть свою мощь». Совсем как бог отца Всеволода Чаплина.

Разумеется, на объективную логику функционирования новорусской криминально-феодальной общественной системы накладывается и «субъективный фактор». На выбор подобной формы взаимоотношений с окружающим миром существенно повлияли и личностные особенности лидера. Владимир Путин – закомплексованный. злобный, мелочный, мстительный, вздорный человек. И жестокий.

Какие выводы из этого должна сделать наша культурная элита? Разумеется, я имею в виду не ту «культурную элиту», которая получает из рук Владимира Путина государственные награды и премии, участвует во всевозможных официозных торжественных мероприятиях. Эти люди – никакая не культурная элита. Разве что элитные породы скота. Холуи и пособники режима подлецов и мерзавцев. Сколько из получивших от Владимира Путина ордена и медали отошлет их назад в случае смерти Сенцова?

Нет, я о тех замечательных людях, которые готовы стоически сто раз унизить себя верноподданническими челобитными, если это дает хоть какой-то шанс спасти хоть одного конкретного человека. Которые продолжают попытки найти форму диалога с властью Владимира Путина, приемлемую для Владимира Путина. Которые в своей критике режима стараются не переходить некие границы корректности. Ведь любая резкость органически чужда интеллигентному человеку.

Именно эти люди должны, наконец осознать: формы диалога с режимом Владимира Путина, приемлемой для Владимира Путина, не существует. Потому что режим Владимира Путина исключает понятие диалога. Он признает только полное подчинение его воле. С ним невозможно договориться. Даже террорист, захвативший заложников, ищет возможность договориться. А вот уголовная шпана, глумящаяся над своей жертвой, возможности договорится не ищет. Она стремится к полному подчинению жертвы своей воле.

Если мы хотим, чтобы в обществе перестали действовать уголовные правила, мы должны сами полностью отказаться от попыток договориться по уголовным правилам с уголовной властью. И не вестись на чисто кремлевскую «разводку»: не надо, мол, раздражать Кремль несанкционированными уличными акциями, и тогда, может быть, он отпустит Анну Павликову.

Как любой блатарь, Владимир Путин очень чувствителен к отказу от ритуального выражения почтения в свой адрес. И долг подлинно культурной элиты состоит в том, чтобы именно в этом ему отказать. Любой информационный повод использовать для выражения непочтения к нему. Для публичного свидетельства о том, что Владимир Путин является подлецом, лжецом и убийцей, диалог с которым невозможен. Компромисс с которым невозможен. Надо дать в морду Владимиру Путину. Пока хотя бы вербально. Пока не хватает сил сделать это физически.

Я уже слышу брюзжание «культурной элиты»: опять нас хотят заставить ходить строем. А вы как хотели? Идет война.

Александр Скобов, 15.08.2018

Profile

Скобов
alexanderskobov
Александр Скобов

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner